Анахата с русским сердцем

Статья писателя Дмитрия Косырева в РИА-Новости

Kosyrev---Abramova

«В октябре Екатерина Абрамова возвращается в Индию – создавать новые картины.

В Индии мы с ней и познакомились – на ее выставке в Российском Центре Науки и Культуры в Дели, а называлась выставка «Анахата с русским сердцем», результат нескольких месяцев жизни Екатерины в Гоа, Дели, и других местах. И более безумной идеи, чем та, что объединяет эту серию картин, и представить трудно.

Абрамова скрестила стиль классической русской иконы с индийской живописью на космические темы. Лики православных святых оказываются до странности индийскими. Над портретами индианок из Гоа парят священные птицы с женскими головами – ангелы с русских икон. Слияние полное, особенно в абстрактных полотнах, где традиции двух культур лишаются лиц и деталей и сохраняют лишь классические очертания. В итоге получается странная индо-русская галерея космических философских мыслей, выраженных в красках.

Безумие тут в том, что если делаешь что-то для двух аудиторий одновременно, то рискуешь не получить ни одной. Традиции русской иконописной старины в полную силу работают в русской сегодняшней живописи, но многие ли в России увидят что-то родное в индийских лицах, пейзажах и названиях картин? И наоборот – много ли индийцев просто видели русские иконы, не говоря о том, чтобы разбираться в тонкостях их языка и древней символики? А попросту говоря, кто купит такие работы – не секрет ведь, что художник работает не только ради удовольствия?

«Я знала, что это не коммерческий проект», сказала мне Абрамова перед возвращением в Индию. «Однако серию заметили. Она была выставлена в музее Рерихов в Москве, дальше часть картин появятся в Академии у Зураба Церетели, главного гуру и наставника художественного мира Москвы. А в Индии мне помогла женщина, которую знают, наверное, все, кто имеет отношении к тамошнему арт-рынку – Элизабет Роджерс».

Ну, и результат – именно эти картины Абрамовой оказались наиболее высоко оценены, в том числе и в денежном виде.

Россию давно смутно тревожит тайна происхождения русской культуры, русского этноса. То, что у нас общие корни с индийцами – один из вариантов ответа на вопрос «кто мы?», и странный сплав двух религиозных космогоний у Абрамовой не то чтобы дает ответ, но вызывает множество сильных чувств.

В результате получилось, что опыт работы в Индии подвинул Абрамову на пару ступеней в российской живописи, в том числе коммерческой. Это хорошо структурированный и прозрачный мир. Из тех, кто жив и работает, есть гении, признанные в салонах всего мира, в их полотна попросту инвестируют, цена иногда подбирается к миллиону долларов или превосходит эту отметку. Это прежде всего Михаил Шемякин, Рустам Хамдамов, Юрий Купер с их мгновенно узнаваемыми стилями. Есть стройный ряд талантов второй линии – сестры Суворовы, Дмитрий Ваулин, множество других. И как бы отдельно – салонные художники, хорошо зарабатывающие, но мягко презираемые людьми, разбирающимися в искусстве. В общем, все как везде. Что же касается Абрамовой, то дикий индийский эксперимент, видимо, помог ей выбраться в ту самую «вторую линию». А в общем-то человеку для нормальной жизни в искусстве больше ничего и не надо.

Ну, и немного биографических подробностей. Екатерина Абрамова мать троих детей, училась в художественных школах, с отличием закончила Государаственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, Санкт-Петербург. Медалей и грамот признательности – сколько угодно. Потрясающе делает женские портреты и – конечно, картины на религиозные темы».

Дмитрий Косырев